July 9th, 2021

August 2020

«Группы смерти»: в чём их проблема?

Я узнала о трагедии в Липецке раньше, чем посмотрела репортаж «Редакции» на эту тему. Клиентка, преподаватель вуза, прислала мне пару статей из местных газет и попросила: «Мария, напишите пост про то, как мы, преподаватели и учителя, можем доходчиво объяснить нашим детям, что интернет — это в принципе вещь небезопасная, спасибо».



Пишу. Доходчиво.

Но не о «синем ките», а о том ужасе, который сейчас происходит в российском сообществе — на всех уровнях.

Дорогие мои, страшно не то, что есть некая «группировка», которая убивает ваших детей («плохие компании» для России —  не новшество), страшно то, что мнение мудаков, которые отправляют ваших детей на смерть, для ваших детей важнее вашего.

Давайте разберём причины, почему так происходит, и сделаем это на примере анамнеза первой жертвы, Маши.

Девочка пообщалась вечером с бабушкой, а потом ушла ночью гулять в пижаме. Бабушка знала, но бабушке плевать. Бабушка плачет постфактум. Чуть позже бабушка говорит, что девочку с её матерью родной отец сначала бил, потом выгнал из дома. Школа знает, школе — плевать. Девочке за несколько месяцев до этого ставят подозрение на шизофрению. Потом диагноз снимают. Опека или ответственные за это органы, видимо, тоже знают, но и опеке на это плевать, ровно, как и на то, что восьмиклассница живёт у бабушки и ходит в школе в синяках (отец же её явно не первый раз избил перед тем, как выгнал из дома).

Но самое ужасное — то, что на всё происходящее плевать мамашке, которой звонит мать уже другой жертвы, чтобы рассказать о суицидальных мыслях её ребёнка. Простите, скорректирую характеристику благодетеля. Звонит мамашка, которая, в общем-то, в курсе того, что первая любовь её сына думает о суициде, но которая не находит времени объяснить сыну, что «первая любовь», ровно, как и уход оной из жизни по собственному желанию, — не повод бежать или выруливать под поезд.


Что имеем по факту?

Collapse )