Пегий пёс, бегущий краем моря... (kspshnik) wrote,
Пегий пёс, бегущий краем моря...
kspshnik

Экзамен на толерантность

Всего не сдавших экзамен на толерантность набралось немного. Два автобуса. Всем не больше четырнадцати, в основном парни. Некоторые, судя по всему, были радикалами, но большинство срезались на каком-то пустяке, поэтому вид у них был крайне напуганный. Особенно жалко смотрелся смазливый парень с модной косой челкой. Он рыдал и звал папу. Полицейскому пришлось даже подойти и пару раз ткнуть его электродубинкой. Окружного психолога Стивенсона парень заинтересовал. Он нашел его папку и посмотрел, на чем тот срезался.

– Гомофоб, – задумчиво пробормотал он. – Интересный случай.

С него он решил и начать. Дав соответствующие распоряжения, он пошел в свой кабинет. На столе уже все стояло. Чашечка кофе, пачка расслабляющих сигарет и успокоительная настойка. Когда парня ввели, он сразу подвинул стакан с последним и предложил:

– Выпей!

Тот взял стакан в руки, подозрительно принюхался и поставил его обратно.

– Спасибо, я не пью, – прошептал он.

Стивенсон удивился, но промолчал. Он взял в руки папку, демонстративно открыл ее и начал читать.

– Майк Иванофф, четырнадцать лет, нормальная семья, пять родителей, занимаетесь танцами, хорошие оценки, – Стивенсон вздохнул. – Хорошие перспективы стать полноценным членом общества. И вдруг такой прокол. Что случилось?

– Я не смог… – тихо ответил Иванофф и заплакал.

– Не смогли? – удивился Стивенсон. – Странно, вы разве не знали, что будет экзамен. Не читали билеты? Не ходили на подготовительные курсы.

Иванофф продолжил рыдать.

– Я и там не смог, – выдавил он.

– Срезались вы как я вижу, но гомосексуальном половом акте…

Парень только кивнул. Стивенсон только покачал головой. Затем встал, подошел к Иваноффу и погладил его по голове.

– Мой друг. Вы же знаете, как долго наше общество борется с проявлением гомофобии? Какой путь проделали мы, чтобы искоренить пещерное мышление? Знаете в чем смысл этого экзамена?

– Да, – выдавил парень.

– Наверное, нет, – покачал головой Стивенсон. – Если бы знали, обязательно избавились бы от всех страхов еще на курсах. Вам же предлагали партнеров?

Тот только кивнул.

– Вот. А вы затянули все до экзаменов. И бездарно там провалились. И ладно, если бы вы относились ко всяким этим верующим радикалам. Нет, ты красивый мальчик, из хорошей семьи… Пойми мы не можем допустить в наше общество варваров. Это не просто секс с мужчиной, это сакральный акт! Приобщение к светлым идеалам равноправия и свободы. Ну и конечно, наглядная демонстрация твоей готовности воспринимать принципы нашего содружества… Знаешь, что тебя ждет теперь?

– Нет, – прошептал тот.

– Колоний для несовершеннолетних! А это не только достаточно суровые условия жизни, без Интернета и других радостей. Это еще и принудительный секс.

– Но насиловать – это же преступление, – выдавил Иванофф.

– В твоем случае это для перевоспитания.

Парень затрясся.

– Не хочу тебя пугать. Тем более что у тебя есть неплохие шансы избежать всего этого.

– Какие?

– Пересдача. Можно прямо сейчас. Тут есть специальная комната…

Договорить психолог не успел. Парень буквально взорвался. Откуда-то в его руках оказалась тонкая цепь, которой он хлестнул по лицу Стивенсона. Тот всхлипнул и от боли на несколько секунд потерял сознание. Когда он пришел в себя, то обнаружил себя плачущим на полу, а сверху на него поставили стул, прямо ножками на ладони.

– Где документы на воспитанников, – шипел ему в ухо Иванофф.

– В шкафу, – выдавил психолог и попытался закричать.

Не получилось даже открыть рот. Он просто провалился в темноту. А когда в следующий раз пришел в себя, то обнаружил привязанным к столу. Рук он уже не чувствовал.

– Где документы на Марию Дональдсон? – снова сипел в ухо этот ужасный подросток. – В шкафу их нет.

– Ее… ее… ее… – от ужаса он просто не мог выдавить ни слова.

– Я тебе сейчас отрежу яйца, – продолжил шептать Иванофф. – Куда вы ее дели?

– Ее списали… Она покончила с собой…

– Как? Сука! Как? Ее привезли только четыре дня назад! – неожиданно закричал он.

– Сложный случай, – прошептал в ужасе психолог. – Сеансы групповой терапии…

– Pizdecvam, – непонятно выругался парень.

Психолог снова попытался закричать, но только почувствовал, как что-то холодное прикасается к его шее…

Ему не повезло. Если бы Стивенсон остался жив, как ученому, ему было бы интересно наблюдать за первой сексуальной контрреволюцией.


© Usachov


http://www.yaplakal.com/forum6/topic734382.html

Tags: Просто захотелось показать, Я плакалЪ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments